"Нас порабощают не машины, а другие люди"

Возможна ли гармония между человеком и цифровыми технологиями
Фото: Алексей Меринов

Если кто-то напрягся, прочтя заголовок, спешу уведомить читателей: в этих заметках речь пойдет не о медицине, не о гинекологии, а о культурологии, о том, как люди становятся придатками компьютеров.

Вот, к примеру, вы на приеме у врача. Повернувшись спиной к пациенту, он набивает ваши данные в компьютер. Разговоры разговаривать с больным ему некогда. У доктора строго ограниченное в минутах время на прием пациента. Машина жестко фиксирует время, отведенное на каждого посетителя.

Другой пример, касающийся обучения детей, находящихся на длительном излечении, в госпитальных филиалах нашей школы. Существует медицинское статистическое понятие «койка». К примеру, в больнице такой-то четыреста пятьдесят коек. В течение года там лежат на излечении дети. Одни — весь год, другие — три месяца, третьи — полтора месяца. В общем, все по-разному, в зависимости от диагнозов и предписанных процедур лечения. Нарастающий в течение года итог обучения свидетельствует о том, что за истекший год обучения в такой госпитальной школе выучилось две с половиной тысячи детей. Но обсчет финансирования все равно идет от количества коек. Придаткам компьютера бесполезно объяснять, что учится не койка, а лежащие на ней дети. Знаменательно, что наш учредитель — столичный Департамент образования — это прекрасно понимает и финансирует нас вот уже много лет как положено, по количеству детей. Но из года в год у нас возникают дикие проблемы с финансовой отчетностью, ибо в компьютерные системы формы с таким отступлением от правил не заложены.

Не лучше обстоит дело и с электронным дневником, в который занесены стандартные образовательные программы. В результате «нестандартный» учитель-новатор вынужден писать в электронный дневник то, что положено, а на уроке делать другое. Вроде бы невелика беда. И в годы советской власти мы привыкли так жить: думали одно, говорили другое, а делали третье. Но тогда необходимость вранья была связана со лживой навязываемой идеологией. А сейчас такой идеологии нет, тем не менее бездушная машина заставляет педагога врать, исходя из технических параметров. Ничего личного!

Нет, я отнюдь не призываю вернуться в доинформационную эру. Мы уже привыкли, что компьютер берет на себя черную интеллектуальную работу: выполняет приказы инженера, кассира или бухгалтера по сложению и умножению чисел, подсказывает автору текста правописание слова, которое находится в словаре. Мы постоянно обращаемся к гаджету, чтобы «вспомнить» телефон друга (или даже собственных детей), посмотреть значение малознакомого слова, выяснить расписание поездов и заказать билет. Компьютер освобождает человека для творчества, избавляя его от рутинной переработки арифметических вычислений, стояния в очередях и езды за справками.

Мы видим, что цифровые технологии открывают и принципиально новые возможности для нашей работы, которые нельзя было бы осуществить без них. Во время недавней пандемии дистанционные уроки стали единственной возможностью для реализации гарантированного Конституцией и Законом об образовании права наших детей на школу.

Мы обвиняем компьютер в том, что он загрузил нас бессмысленной работой. Но в этом стоит разобраться. Есть данные, которые не очень-то и нужны, но какому-то начальнику — человеку, а совсем не искусственному интеллекту, — захотелось эти данные иметь, чтобы сделать подведомственную ему систему более управляемой. Есть данные, которые накапливаются в разных системах, а мы вводим их снова и снова, потому что владельцы этих систем не договорились между собой, или инженеры этих систем не организовали взаимодействие, или люди боятся, что какая-то одна система будет знать слишком много о них.

Но обратите внимание: во всех этих случаях именно решения и действия каких-то людей загружают других людей лишней и малоинтеллектуальной работой. Человека порабощает не машина, а другие люди. Доходит до смешного. Не так давно с удивлением прочел статистические данные о том, что в истекшем году россияне купили на 40% больше трусов, нежели в предыдущем. При этом дается разбивка по регионам России с указанием на то, где граждане больше приобретают трусов. Ума не приложу, о чем говорит и что дает такая статистика. Правда, мелькнула смутная догадка: быть может, в этих регионах проблема с качеством воды и пищи? Поэтому и спрос на трусы столь велик...

Возможна ли гармония между человеком и цифровыми технологиями? Мы видим много примеров вокруг себя, но стоит посмотреть и на соседей. Север Европы, скандинавские страны, Нидерланды являются чемпионами в цифровой трансформации. Посмотрим, к примеру, на Финляндию — она заняла первую строчку в европейском цифровом рейтинге пару лет назад. Но это не единственный рейтинг, где она чемпион. Финляндия одновременно лидер в международных исследованиях по отсутствию коррупции, по уровню счастья своего населения. В школьном образовании дети свободно используют компьютеры в своей работе с первого класса до выпускных экзаменов, при этом и учителя, и родители любят школу. В школах нет отстающих, именно компьютер обеспечивает индивидуализацию образования, для каждого ребенка — посильно сложные и интересные задания.

При этом Финляндия занимает верхние строчки, наряду с Китаем и Сингапуром, в тех самых международных сравнительных исследованиях уровня образования, где еще недавно Россия надеялась переместиться из третьего десятка в первый. Но сейчас мы решительно хлопнули дверью, выйдя из международных сравнительных исследований.

Увы, жизнь невозможно повернуть назад. Мы все очень страдали от длительного свалившегося на всех дистанционного обучения в прошлом году? Все! Теперь же все рады передышке — ведь мы волнуемся за всех тех маленьких и взрослых людей, которые стойко пробирались сквозь мороз и опасности вируса «Омикрон» к своим партам…

А что сейчас? Сейчас вместо 5–8 человек в классе у нас полные классы! Все на месте, все вместе! Все дружно приходят на урок, все с полуслова тренированной рукой рассылают свои самостоятельные работы в журнал учителю, все всё успевают сдать и посчитать.

Как провести самостоятельную работу дистанционно? Запросто: открываем журнал, пишем письмо учителю: получая вариант задачи на экране, отправляем через 10 минут! И всё, можно продолжать урок. Через 10 минут у учителя полный журнал результатов.

Сложно? Наверное, когда-то было сложно — и учителям, и ученикам; но XXI век — это совсем другая работа учителя. Мир изменился. Вместо чертежных досок у людей компьютерные программы, вместо учебников — миллионы справочных данных во Всемирной паутине. Вместо бумажной почты — мессенджеры…

И это только всем кажется, что сегодня, как и 200 лет назад, школьники приходят в свои классы, садятся за парты и так же, как и двести лет назад, слушают рассказ учителя. Все совсем не так!

И самое главное, что мы можем, как оказалось, быть мобильными, активными, успешными и веселыми, независимо от того, какой формат обучения нам предлагают.

Сложно? Ну немножко сложно! Но не так, как в первый раз! Теперь все счастливы от возможности быть мобильными, от возможности меняться и не испытывать дискомфорт в работе, от возможности «поиграть» в другие формы работы. А самое главное — успешности у нас больше, чем в прошлом году.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники